?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
maeror3

Oktaf, oktaf10, 2015

1. penstla (04:12)
2. tlaslo (05:31)
3. kayi (05:04)
4. skriniya (06:00)
5. katiyana (09:04)
6. naklin (06:01)
7. chahatlin (12:42)
8. ylaipi (06:17)

Безграничность и тишина северных просторов нашей планеты, яркий свет, заставляющий вспыхивать ослепительными бликами кристаллы льда и кажущаяся вечной темнота полярных ночей – вся эта суровая романтика, бесконечно далекая от суетной размеренности жизни в условиях цивилизации и заставляющая задуматься о чем-то эфемерно-важном, всегда привлекала музыкантов, исполняющих эмбиент. Особенности творческого менталитета – жанр располагает к рефлексии и эскапизму, настаивает на одиночном прослушивании в изоляции, так что описанные выше условия для этих целей подходят как никакие другие…при условии, что ты грезишь о них в тепле домашнего уюта, а не пытаешься отбить банку с консервами у голодного полярного медведя или не тянешь на себе санки сквозь ледяной ад снежного урагана. Для тех, кто «грезит», создано достаточное количество хороших альбомов, и их количество продолжает исправно увеличиваться. На очереди – новая работа мастера «симфонического эмбиента» Марселя Джулса, полностью посвященная северу, Империи Тишины. Марсель берет кусочки оркестровых партий (может быть, извлекая их из классических сочинений, а, может быть, генерирует их самостоятельно с помощью программного обеспечения или исполняет сам на «живых» инструментах) и созидает их них долгие, тягучие,  наслаивающиеся друг на друга петли, аккуратное и четко выверенное взаимодействие которых помогает ему получить в итоге полотна масштабные и очень эмоциональные – причем эмоциональное наполнение их очень разное. Говорят, что у эскимосов есть около сорока слов для описания снега – музыка Джулса тоже представляет собой некий музыкальный алфавит, позволяющий лучше прочувствовать белое безмолвие. Здесь есть и драматические моменты, и моменты невероятного душевного восторга и подъема, здесь есть печальные ночные элегии и треки, блистающие подобно лучам солнца; в этой музыке, вроде бы неспешной и порой кажущейся ушедшей в себя, есть мощная энергетика, будоражащая органы чувств и воображение, особенно если слушать «The Empire of Silence» на высокой громкости, чувствуя, как звуковые волны, рожденные из игры симфонического оркестра, проходят сквозь тело и затрагивают что-то в душе, но не холодными и безжизненными порывами, как можно было бы подумать, а, напротив, чем-то очень живым и органичным. По выбору исходного материала и подходу к препарированию и видоизменению первоначальных  образцов альбом можно сравнить с диском «Time Frost» от «Rapoon» (там Робин Стори упражнялся с сэмплами из «Голубого Дуная», демонстрируя свое видение нордических пейзажей), но Джулс явно звучит более академично и живо – несложно представить себе, что эти треки мог бы исполнить самый настоящий оркестр, превратив эмбиент в «современную классику».



Tags: , , , ,

Leave a comment

Eibon Records ‎– MEL092, 2014

1. Rotten City Radio
2. Adam Dunkel
3. Paranoia Lodge
4. Hiring Bearded Women
5. Solar Café
6. Presence Of Absence
7. The End Belongs to this World
8. Nuclear Welfare
9. Minus 1 One

   «Всего лишь» третий полноформатный альбом трио из Дюссельдорфа – «Melanchoholics» начали исследовать звуковые миры, попутно создавая свои собственные, еще в 2001 году, но обширной их дискографию не назовешь. Три альбома и одна «семерка» на «Drone records» - немного, но все без исключений, что было ими создано, заслуживает пристального внимания любителей дрона немецкой школы, выросшей из экспериментов «Maeror Tri» и «Troum». У «Solar Cafe» есть и печальный повод появления на свет: в прошлом году один из основателей трио скончался в возрасте 32 лет, и в память о нем другие участники собрали эти девять треков, записанных на протяжении всего творческого пути.

    Название для группы немцы выбрали правильное и «говорящее»: действительно, чувство меланхолии всегда задавало настроение их музыке, которая могла быть одновременно лиричной и тревожной. Плавные гитарные дроны, заимствующие отстраненную гармоничность пост-рока, наложены на плотные, резонирующие партии бас-гитары, к которым колоритной примесью, делающей музыку яркой и оригинальной, идут потусторонние монологи «мутных» голосов, полевые записи из нутра мегаполисов, нагнетающий треск эфира и иногда возникающие психоделические гитарные шумы, заставляющие испуганно вздрагивать и инстинктивно сжиматься, ожидая того, что эти шумы могут достигнуть болезненного пика. Не достигают, медленно уходят, истончаются, оставляя лишь рябь, разбегающиеся круги мелодий, слов, абстракций. Настроение треков «Solar Cafe» наполнено той самой двойственностью, которая, в одном случае, почти что заставляет ощущать себя одним из последних выживших людей на Земле, по стечению обстоятельств коротающим дни не в замурованном бункере, а примерно в тех местах, которые запечатлены на обложке диска, слушающим день ото дня тускнеющий и неумолимо проигрывающий статичной тишине радиоэфир в поисках живых голосов, но натыкающимся лишь на бесконечное бормотание автоматики и помех. В другом случае образы, навеваемые альбомом, предстают  обрывками снов – тихих, спокойных, дурных, нервозных, нежных и умиротворенных, решите для себя сами, что из этих определений лучше опишет эту странную, многомерную музыку, сталкивающую вместе различные эмоции и создающую новые и необычные симбиозы чувств. Сильная работа, накрывающая с головой и не отпускающая.



Tags: , , , , ,

Leave a comment

Zoharum ‎– ZOHAR 087-2, 2014

1. Frozen Living Elements (19:05)
2. Curiosities Of Levitation (15:48)
3. Thunderbird Mound (10:29)


    «Expo 70» - не столько музыкальный проект в общепринятом смысле, сколько творческая лаборатория или, если хотите, коммуна во главе с Джастином Райтом, вокруг которого собираются единомышленники, создавая музыку, уходящую корнями в кислотные и психоделические семидесятые. Возникнув в начале нулевых, «Expo 70», как и положено образованию, неуклонно  двигающемуся к культовому статусу, исправно и регулярно выпускает различные релизы, как демократические цифровые, так и фанатско-фетишистские пластинки и кассеты – пришло время отметиться в этом плане и польскому лейблу «Zoharum», издавшему сразу два альбома Райта и его друзей. Первый из них, «Frozen Living Elements», представляет собой импровизации 2014 года, сыгранные в компании ударника Джима Баттона и клавишника, по совместительству басиста, Ааарона Осборна. Три длинных трека – три классических кислотных трипа, густо замешанных на псай-роке, арт-роке, сладже и густом, отчаянно и шумно резонирующем дроне, благодаря которому в сознании слушателя разворачиваются картины странного, бурлящего радугами и яркими, неземными огнями, космоса. Заглавный трек «Frozen Living Elements» родом из эпохи патлатых рокеров в цветастых рубахах, фенечках и с отсутствующим взглядом –  почти что ползущий думовый ритм, россыпь перкуссии, долгие гитарные запилы и соло, обладающие недюжей хваткой – не хватает только наложенных сверху т.н. «ЛСД-репортов», чтобы проникнуться атмосферой. Крышесносящая вещь, доказывающая, что на психоделической сцене «Expo 70» легко займет лидирующее место, если поставит перед собой эту корыстную цель. «Curiosities Of Levitation» - плотный, уносящий дрон эмбиент, рожденный из плавных гитарных переливов и экстремального перегруза, а также из упражнений с электронным нутром синтезаторов, благодаря цену поток фантастических, в духе трешовых НФ-фильмов сигналов пробуждает мысли о том, что постепенно разгорающаяся атмосфера трека принадлежит совсем другой планете в совсем другой Галактике. «Thunderbird Mound» - чуть более жесткая и однозначно бескомпромиссная вещь, либо ставящая мозги на место, либо окончательно их выносящая, примерно так, с полной отдачей и без тормозов, играют психоделические рокеры из Азии.

   Несколько неожиданный, но весьма интересный релиз для «Zoharum», доказывающий, что есть множество дверей в Реальность – или в те странные, фантасмагорические места, которые мы ошибочно за эту самую Реальность принимаем. Круто, эффектно и громко.



Tags: , , , ,

Leave a comment
Silknooose
Aquarellist ‎– aquarel 28-14, 2015

1. Moslem Satellite Channel
2. Gandhi Tentacle Song
3. Your Arms, Our Opium
4. Priyanka Tumdesh Chalao
5. Memsahib Tea Emporium
6. Qazi Hussain
7. Qazi Hussain (Re-Prize-Al)
8. Myth And Tyrants
9. Dish Poison
10. Azure Taboosh
11. Sheesh Mahal
12. Amber Lake
13. Moslem Satellite Channel
14. Kalka Male
15. Memsahib Tea Emporium


   Переиздание этого альбома висело в планах питерского лейбла «Aquarellist» довольно длительное время и обстоятельства в итоге сложились таким образом, что ему было суждено стать юбилейным: оно вышло без малого через двадцать лет после того, как лейбл «Daft Records» выпустил первое издание «Silknoose» в 1995 году. Середина девяностых можно назвать пиком творческой активности Брина Джонса, когда он с упорностью фанатика бомбардировал слушателей все новым и, что главное, качественным материалом, вдохновляясь, конечно же, Ближним Востоком со всей его неоднозначностью. В череде этих релизов «Silknoose», может быть, и не занимает лидирующее место, но вот только лично мне, когда разговор заходит о «Muslimgauze», первой же ассоциацией в голову приходит начало этого альбома, трек «Moslem Satellite Channel» - а, согласитесь, при такой огромной и противоречивой дискографии надо было постараться, что слушатель (пусть и вполне субъективный я) запомнил и отложил в памяти этот ее фрагмент.

   О чем этот альбом? Ну, нам предстоит примерить на себя роль одного из караванщиков, которые перевозят на верблюдах некий груз, спускаясь с гор, ночуя в пустыне, заходя в маленькие бедные деревушки и большие города, где в тени мечетей творят свои дела разного рода личности, во имя Аллаха меняя привезенный караваном гашиш и опиум на оружие, советские «калаши». Никакой экзотики восточной сказки и навечно связанных с призванием «караванщик» романтики, как в песнях вроде «Учкудук, три колодца», вместо этого – реальность знойных барханов, узких горных троп, шумных и пыльных рыночных площадей, мест, где время застыло и где людьми движет нечто большее, чем просто тяга к благам цивилизации. Показывая все это, Брин Джонс предельно лаконичен, однако ему удалось записать весьма разнообразный и образный материал. Как правило, за основу берется перкуссионный фрагмент или сэмпл с аутентичной мелодией, закольцовывается до бесконечности, ограниченной лишь тем моментом, когда автор решит нажать кнопку «стоп» и перейти к следующему треку. Этот материал «Muslimgauze» подвергает легкому индустриальному разрушению, завышает частоты, терзает экзотическую фактуру сбивками, задержками, перегрузом и хрипловатым, шершавым шумом. Также для создания атмосферы в дело идут местные песни, танцы и молитвы муэдзинов, записанные с хрипящего радиоприемника. Есть на «Silknoose» довольно энергичные и агрессивные темы, заставляющие представить себе толпу людей в пыльных бесформенных одеждах, прыгающих в экстатических движениях и потрясающих над головой автоматами, в наличии и традиционный для Джонса истерзанный фильтрами и электроникой даб, идеально подходящий для палящего пустынного солнца и, ближе к концу альбома, есть немного гипнотического ночного эмбиента, помогающего представить себя на ночном привале, у костра, под сенью бархана.
   Новое переиздание доступно в двух видах: сам альбом и двухдисковая версия, на второй части которой собраны треки с различных компиляций, о редкости и коллекционной ценности которых и говорить, наверное, не нужно. Плюс отличное новое оформление, хорошо передающее эстетику и концепции творчества этого музыканта. Отличный во всех смыслах релиз: пока «Staalplaat» и иже с ними издают уже откровенный шлак и студийный мусор, вычерпывая до пылинки запасники «Muslimgause», «Aquarellist» дал новую жизнь материалу, который убедительно доказывает, почему даже спустя столько лет после смерти артиста его творчество актуально, интересно и заслужено имеет культовый статус.



Tags: , , ,

Leave a comment
rainforest
SelfReleased, 2014


   Первая часть задуманной Франциско Лопесом «The Epoche Collection» охватывает двадцать лет путешествий по тропическим лесам Земли: за период с 1990 по 2010 испанец посетил множество экзотических стран, в каждой из которой он делал свои уникальные записи, фиксирующие жизнь и звуковую ауру огромных территорий, наполненных жизненной энергией населяющих их существ и растений. В дальнейшем этот материал был использован в одной из инсталляций, по задумке ее автором все звуки должны были проигрываться в большом зале на большом количестве колонок одновременно, создавая поистине «гипер-эффект» присутствия. Конечно, компакт-диск таких ощущений подарить не способен, но зато мы имеет возможность услышать исходные записи этого проекта. В принципе, Лопез верен себе и «Hyper-Forest» звучит традиционно: крики и вопли животных соседствуют с голосами множества птиц, однако, способны утонуть в стрекоте миллиардов насекомых и шуме листвы, в оглушающих потоках низвергающегося в неба ливня. Все звучит весьма натурально – но кто сказал, что матушка-природа не способна порождать самый обездвиживающий и оглушающий шум, которому позавидуют самые прожженные радикалы от музыки, и глобальную тишину, которую мы сами вольны запомнить пришедшими в голому картинами. В принципе, нечто подобное можно услышать на бесконечно-бессмысленных релизах из серии «Музыка природы для души и отдыха», с той лишь разницей, что у Лопеса эта музыка звучит куда как менее приглажено и очень живо. Здесь наверняка кого-то ели прямо в процессе записи, и микромир разворачивался тысячами микроскопических драм и трагедий – но, слушая «Hyper-Rainforest» откинувшись на спинку дивана и закрыв глаза (это одно из требований, предъявляемых Франциско к слушающим его работы), все равно видишь солнечный свет, пробивающийся сквозь густую, спутанную листву непроходимых. И ощущаешь потоки теплой воды, обрушивающейся с неба. И насекомых, ползающих по коже – впрочем, это удовольствие на любителя.



Tags: , ,

Leave a comment
Slavek Kwi Born
Tentacles of Perception Recordings 2013

1. James Kwi (7/10/2010)
2. Johan Kwi (22/5/2012)

    На этом коротком (3”CDr) Славек Кви решил на время отойти от роли кропотливого исследователя звуковой ауры самых отдаленных и экзотических уголков Земли и поделиться со слушателями очень личными и важными моментами жизни – причем не только своей, но и своих детей. Присутствуя при рождении двух сыновей, чьи имена в итоге получили эти композиции, Славек записывал сопровождающие этой чудесный и волнительный момент шумы, затем в студии свел их вместе, словно ставя перед собой задачу показать, с каким звуковым набором в этот мир приходит сейчас каждый новый человек – еще ничего не видящий и абсолютно беззащитный, но уже способный воспринимать и откладывать в памяти информацию, каждая крупинка которой позволяет ему постепенно воссоздавать картину того сложного и противоречивого пространства, где ему суждено провести свою жизнь. Автор сводит вместе монотонные и, вопреки поставленным перед ними задачам, абсолютно безжизненные сигналы работающей аппаратуры, стук человеческого сердца (то, что ребенок слышит в утробе матери), гулкие пустоты коридоров, голоса персонала и посетителей, множество механических шумов оборудования, восторженный вскрик отца, первый вздох и первый плач ребенка. В последних двух случаешь можно испытать неудобство, словно ненароком заглядываешь через плечо в семейный альбом незнакомого, в общем то, тебе человека, глядя на фрагменты его жизни, застывшие в неподвижных образах фотографий. Но потом, вслушиваясь в переплетение шума и тихого гула, погружаясь в цепкие паутины электроники, совсем не заточенной под создание чего бы то ни было музыкального, начинаешь улавливать настроение этого альбома и проникаться им, рассуждая, в том числе и о том, что современные дети, рождаясь, попадают в выверенный, механическо-электронный мир, который, пусть на долю секунды, вздрогнет от первого, самого искреннего крика, и снова продолжит исполнять заложенный в него ритуал программ и установок. И все это – ради сохранения и продления жизни, ценность и многообразие которой всегда была движущей милой «Artificial Memory Trace». Местами эти пост- перинатальные отчеты напоминают об «Aube» в его наиболее тихой и минималистичной стадии, местами Кви абсолютно верен себе, создавая очередной крепкий релиз, уловленный и записанный там, где мало кому придет в голову искать музыку и творческий порыв для ее создания.

Tags: , , ,

Leave a comment
aer
Dronarivm ‎– DR-25, 2014

01. Intermittent Musical Box
02. Lampara
03. Sleep With Noise
04. Filo Di Voce
05. 1001011011 x 2
06. In Mare
07. Fieno



     С первых минут звучания новый альбом Джулио Альдинуцци, названный «Aer», представляется игрушкой-калейдоскопом или классической музыкальной шкатулкой, в работе которых присутствует некая неисправность: вроде все ровно и красиво, но в наборе музыкальных «стекляшек», создающих узор, обнаруживается мельчайший, но активно влияющий на происходящее дисбаланс, из-за которого абсолютный минимализм «Intermittent Musical Box» наполнен различным шумовым «браком», вроде потрескиваний, шорохов, сбивок и неожиданных сдвигов в медленно перемещающейся в пространстве музыке – которая все равно звучит прекрасно, умудряясь даже помехи превратить в выразительный элемент. Тонкую грань между «музыкальным» и «немузыкальным», между целыми и сломанными «стекляшками» Джулио умело поддерживает на протяжении всего альбома, создавая картинки, зарисовки, наброски и целые полотна, вбирающие в себя сцены и образы как из мира внешнего, так и мира внутреннего. Здесь есть теплый, вечерне-пасторальный эмбиент «In Mare», сплетенный из полевых записей (ставших важной составляющей музыки этого композитора), под который приятно грезить, уплывая в теплом полуденном мареве. Есть и более напряженные бесконечности крепко закрученных петель из разных звуковых источников (в них угадываются фрагменты классической музыки), возрастающее эмоциональное напряжение которых подчеркивает рвущийся из глубин пульс ритма («Lampara»). Сакральные мотивы «Sleep With Noise», явленные со всей мощью церковной литургии, чье звучание пусть и «размыто» шелестящей ночной тишиной, соседствуют с «классическим» глитчевым эмбиентом «Filo Di Voce», все действия в котором происходят вокруг группы людей, чьи голоса и движения нам хорошо слышны, но во второй части композиции на смену пространным словам и жестам приходит что-то глубоко внутреннее, несущее на себе отпечаток Вечности, чье присутствие гораздо более зримо во впечатляющем финале альбома, треке «Fieno» - и там Вечность медленно уходит в розовый закат морского горизонта, обнимая гаснущим пламенем солнца. Между этими композициями – странная работа с нечеловеческой логикой ожившего программного кода, «1001011011 x 2», поток сигналов, сливающийся со стрекотом цикад…а, может быть, и всегда им бывший.
   Разносторонний, но всегда интересный и богатый на детали эмбиент, играющий на самых глубоких эмоциях слушателя, а не просто выступающий в роли привычной колыбельной – вот что такое «Aer». Когда-нибудь мы будет называть такие альбомы «классикой».



Tags: , , , , , ,

Leave a comment
Medizina
Zhelezobeton ‎– ZHB-XLIV, 2014


1. Meditzina Katastrof (09:59)
2. Sanatorium (08:36)
3. Island Of Renaissance (Yersinia Pestis) (17:05)
4. Masha/Dasha (07:27)
5. P424 (Snegir') (07:23)
6. Sweet Dreams (07:30)
7. Vaccination Of Work (08:15)
8. Official Version (03:54)


    Десятилетней выдержки индастриал, автора которого, питерского музыканта и художника Кирилла Рожкова, катастрофы интересуют гораздо больше, чем медицина, призванная ликвидировать их последствия. Катастрофы человеческого духа, тела и общества собраны на третьем альбоме «S36NZ-Okh», надежно упакованы в бумажный конверт и дают отличную возможность слушателю пройтись по грандиозному паноптикуму глобальных трагедий и тихих ужасов, передоз которыми влечет за собой уже не испуг или отвращение, а противоположную, ироническую реакцию. Каннибалы, террористы, душевнобольные люди и утонувшие подводники незримо присутствуют здесь выдержками из диалогов, новостных лент, врачебных заключений и описаний работы бортовых самописцев, соседствуя с разнообразными сэмплами, вырезанными еще из «той, советской» эпохи, с отрывками музыкальных композиций, вроде совсем уж древнего свингующего джаза, кажущегося уже откровенным стебом. Весь этот поток образов, выбрасываемый на слушателя, сопровождается той антимузыкой, которую легко можно охарактеризовать фразой «кажется, мы стали забывать, как звучит настоящий индастриал». Что же, вспоминаем и услаждаем слух громыхающим промышленным ритмом (напоминающем о том, все еще имеющем хождение тезисе, что человек – это тоже всего лишь машина, промышленный объект, который можно починить, вычистить из него всего миазмы и снова бросить к конвейеру бытия), монотонным кружением петель, пафосным трагизмом маршей, вбрасываемой прямо в мозг трескучей и колючей массой электронных сигналов,  шумовых шероховатостей и плотного, массивного гула, нашпигованного, помимо прочего, немного истеричными, но местами интересными мелодиями, сыгранными на синтезаторе, которому параллельно ничего не остается, как извергнуть из себя различные странные звуки. Кирилл относится к созданию композиций как художник, его треки выразительны и кинематографичны, идеально выверенная  дозировка образов и средств для их выражения создает четкую картинку в голове: черно-белую (словно исчерченная шрамами старой пленки беспристрастная хроника), порезанную на коллажи с гремучей смесью трагедии, отчаяния и боли, присутствие которых в этом мире, однако, воспринимаешь как-то отстраненно, с молчаливым согласием, пока это касается кого-то другого. Весьма олдскульный альбом «питерской школы» (Рожков сотрудничал со «T.A.U». и «Стальной Пактъ», издавался на лейбле «Ultra» Александра Лебедева-Фронтова), напряженный и оставляющий после себя болезненные эмоциональные шрамы – слава богу, не такие фатальные и несовместимые с жизнью, как у людей, чьи голоса и образы использованы при записи.



Tags: , , , ,

Leave a comment
Rapoon Seeds 3
Zoharum ‎– ZOHAR 088-2, 2014

CD1: Keepsakes And Oddities From 2003-2004
1. Untitled (7:12)
2. Untitled (8:12)
3. Untitled (6:53)
4. Untitled (8:52)
5. Adrift (Pop Mix) (5:58)
6. Soon Calling (5:22)
7. Dysfunctional Ghosts Of Jazz (7:05)
8. Gal-Fel (7:05)
9. Iron Dawn (6:28)
CD2: Rhiz 2004
1. Live At Rhiz, Vienna, 17th October 2004 (59:07)

   Лейбл «Zoharum» продолжает во всех смыслах замечательное дело, извлекая вновь на свет божий на радость коллекционерам и фанатам Робина Стори редкости из обширной и постоянно пополняемой дискографии проекта «Rapoon». На очереди работы 2003-2004 годов, весьма неоднозначного периода в творчестве английского музыканта, времени различных стилевых и концептуальных экспериментов. Четыре безымянных трека, открывающих «Seeds In The Tide Volume 03», были изданы лейблом «Manifold records» в 2003 году как бонусная часть совместного релиза с «Birds of Tin», именно эти вещи использовались в качестве исходного, «сырого» материала для последующих манипуляций обоих артистов. Это несколько уплотненный и гораздо более напряженный трайбл-индастриал Стори, вот только в звучании нагроможденных, зацикленных сэмплов, помимо привычной гипнотической ритмики и отсылок к до-музыке часто слышны шумы и звуки нашего высокотехнологического времени: то пульсация перкуссии сольется воедино и затарахтит выхлопами мотора, то загудят пикирующим бомбардировщиком какие-то трубы, добавляя неуютной и будоражащей тревоги. Вроде бы и традиционный «Rapoon», а вроде уже и нет, со временем «Dream Circle» и «The Fires Of The Borderlands» уж точно прощающийся если не навсегда, то очень надолго. Перекочевавшие с виниловой семерки «Jane From Whitley Bay» треки «Adrift (Pop Mix)» и «Soon Calling» демонстрируют, как Стори переосмысляет безумие клубной электроники девяностых. На первый взгляд это кажется запоздалым, ведь рейвы уже отбушевали к тому времени, о котором идет речь, но, поразмышляв, можно придти к выводу, что Робин просто дождался, когда реальность тех событий станет мифом, а потом уже и обратился к ней в своей фирменной, «мифоперерабатывающей» стилистике. «Adrift» однозначно хорош, его ломаные биты звучат круто, прямо-таки заставляя вспомнить героев танцпола, вроде «Prodigy» (почему бы и нет?) и их многочисленных эпигонов. Закрывают первую часть сборника треки с различных компиляций: «Dysfunctional Ghosts Of Jazz» и «Gal-Fel» предстают характерными для того периода поисков странностями, уходом в абстракцию. «Iron Dawn» звучит куда как более напряженно, даже яростно, сквозь мистическое многоголосье наваливается перегруженный гул, перерождающийся в шумовые стены, сотрясаемые утробным ритмом.
   Второй диск предлагает послушать «Rapoon» в живую: здесь записан концерт в Вене, на котором был отыгран новый на тот момент студийный альбом «Rhiz», многим слушателям показавшийся весьма нетрадиционным и новаторским. Очень хорошо слышно, как Стори внимательно исследует клубную электронику, сопровождая «сакральные» напевы и этнические мотивы то монотонным minimal techno, то лаконичным и солнечным дабом, а потом и downtempo, уходя под конец в густой, фантастический эмбиент. И здесь слышен профессионализм Робина, его умение управляться с любыми ритмами, соединяя их со своими фирменными «фишками». Хороший концертник.
   По традиции, заканчивая разговор о каждом новом релизе серии «Seeds in The Tide», я скажу о том, что это очень классное начинание и что я (и не только я) буду с нетерпением ждать  продолжения, приобщаясь к «тайным страницам» творчества одного из любимых музыкантов.



Tags: , , , ,

Leave a comment
SiJ End
SelfReleased, 2014

1. Breathing (02:15)
2. Sweet Melancholy (05:16)
3. There (04:19)
4. Sorrow (05:53)
5. The Beginning Of The End (04:55)
6. There Is No Life Without Love (15:08)
7. The End (03:38)
8. I Saw The Light (11:10)
9. Without Breathing (02:23)

   Музыка конца света. Нет, не того всеобщего и ожидаемого, когда рушиться, как минимум, вся цивилизация (и лишь немногочисленные одинокие герои экранно уходят в рассвет нового мира), или, как максимум, вся Вселенная разом. Это музыка тех непознанных географических просторов, лежащих далеко за пределами изученных и истоптанных территорий, белых пятен Земли и тех мест, которые средневековые географы отмечали на картах фразой «здесь водятся чудовища», а современные ученые видят лишь издалека, не спеша оставить здесь отпечаток своих ног. А еще эта музыка передает ощущения человека, которому посчастливилось увидеть этот край света, описывает его чувства – от опустошающей меланхолии, приходящей вместе с осознанием тщетности всего того, что осталось за спиной, до истовой веры и надежды, когда бесконечные пейзажи заставляют принять величие окружающего мира и важность каждого мига бытия, каждого чувства, особенно любви, оставляющей тлеть горячий уголек в сердце даже тогда, когда температура ночного воздуха здесь опускается гораздо ниже нуля. Примерно такие образы и ощущения оставляет после себя очередной альбом Владислава Сикача и его проекта «SiJ». Не претендуя на истину в последней инстанции, я, однако, слышу здесь то же, что и вижу на обложке и то, что читаю в названиях треков: сливающиеся на линии горизонта белое небо и белый снег, тусклое солнце, эту самую линию не способное преодолеть на протяжении большей части времени, сковывающий дыхание холод, пустоту ледяных просторов и звенящую тишину Вечности. Владислав создает синтезаторный drone ambient с редкими наслоениями гитарных гулов («There», один из самых удачных треков альбома), его музыка звучит атмосферно и неторопливо, ей явно некуда спешить, она содержит стратегические запасы подкупающей мягкости и не лишена той минималистичной красоты, оставляющей в душе свои отпечатки – но не лишена она и жесткости, доказывая метаниями темных звуков в своих недрах истину о том, что эти суровые равнины однозначно не для слабаков и пережить неожиданно ниспадающий ночной мрак под силу не каждому. Музыка для мечтателей и визионеров, о которой, в общем-то, больше сказать нечего: не потому, что она недостойна слов, а просто потому, что слова здесь особенно и не нужны, важно поймать настроение «The End» и пропустить его через себя, отфильтровав через тонкую мембрану внутреннего мира. Тогда вам этот альбом понравиться так же, как и мне.



Tags: , ,

Leave a comment